CreateBrand : Реклама креатив слоган бренд
Вход для пользователей:
Регистрация
Главная  »  Библиотека  »  Истории успеха  »  «Смерть рекламе не подвластна»   Добавить в избранное | Сделать стартовой
Новости
Библиотека
Интервью
Авторы
Семинары
Тендеры
Смотри
Юмор
О проекте
Реклама на сайте
Партнерство
семинары
11-11 февраль-сентябрь
психология

6-7 июнь
Бизнес-процессы банка: описание, анализ, оптимизация. Разработка регламентов

19 января
«Как повысить эффективность участия в выставках»

11-11 февраль-сентябрь
психология

Календарь | Добавить
Поиск по сайту:
расширенный
искать
голосование
Как вы думаете, реклама шампуня "Шаума" с участием братьев Кличко поднимет уровень продаж данной марки?
да, несомненно
нет, наоборот оттолкнет
не возымеет воздействия никакого
никогда не покупаю марки, которые рекламируют звезды
я сам себе звезда, и без них шаумой пользуюсь
мне все равно, я телевизор не смотрю и рекламы не вижу

голосовать
результаты
смотри
Реклама FIAT (ФИАТ)

Покупка сайтов

Покупка сайтов. Где и как удачно продать сайт?

подробнее
Библиотека

«Смерть рекламе не подвластна»

Автор: Аделаида Сигида
Источник: Газета "Бизнес"
Дата: 26.10.2005
Печатная версия статьи

Директору ООО "Уфалей" Альвине Гурашовой - чуть больше 30 лет. Кто бы мог подумать, что эта молодая хрупкая женщина стояла у истоков российского похоронного дела и открыла первый и единственный в России частный морг? Похоронный бизнес - штука жестокая, и Альвине Гурашовой действительно приходится несладко. "Похоронщики" редко соглашаются рассказывать журналистам о своем бизнесе, но Альвина согласилась. Ей, по ее словам, нечего скрывать.

Фирма "Уфалей" находится в Балашихе.

В этом городе Альвина родилась и выросла, потому клянется, что никогда не уйдет отсюда. А ее действительно очень сильно хотят выгнать.

Призвание

Альвина училась в балашихинской "школе вундеркиндов", любила русский язык и литературу, которую преподавала учительница Нина Сергеевна. На лето ездила к бабушке в деревню. Мечтала стать учительницей, как Нина Сергеевна, но судьба распорядилась иначе - сразу же после школы Альвина вышла замуж, и об учебе пришлось забыть.

Альвина решила посвятить свою жизнь домашнему хозяйству. Сидела с ребенком, шила, вязала и читала книжки. Так бы все и продолжалось, если бы ее муж, учащийся медицинского училища по специальности "фельдшер", не попал на практику в морг.

Там его заприметил патологоанатом, рассмотревший в юноше определенный талант.

Ивот однажды, придя домой, супруг заявил Альвине, что собирается открыть фирму по бальзамированию.

Что такое бальзамирование, Альвина тогда еще не знала, но смогла найти целую кипу книг о том, как поставлено похоронное дело в Европе и в Америке: - В книгах было все очень красиво, цветные иллюстрации,- вспоминает Альвина.- А у меня в ту пору умерла бабушка, и я испытала настоящий шок, когда впервые увидела, как у нас в России обращаются с телом.

Тогда я решила согласиться на предложение мужа открыть фирму по оказанию ритуальных услуг. Мы думали, что у нас все будет так, как в Америке.

В 1995 году, когда супруги затеяли свой бизнес, российскому похоронному делу до американского было очень далеко. Даже фирма по бальзамированию, с которой решено было начать, оказалась явлением для России исключительным. Существовали отдельные бальзамировщики-кустари с чемоданчиками, обслуживавшие клиентов на дому. Супруги Гурашовы взялись организовать в Балашихе не кустарное, а настоящее фирменное бальзамирование. Новое дело продвигалось с трудом: - Мужу пришлось даже уволиться из больницы, чтобы мы могли вместе бегать по инстанциям и оформлять документы,- вспоминает Альвина.- На тот момент никаких законов в этой сфере не имелось, закон о похоронном деле вступил в силу только в 1996 году. А когда мы это начинали, бальзамирование не относилось ни к каким услугам вообще - ни к бытовым, ни к медицинским. После долгих раздумий и мытарств чиновники велели нам оформлять медицинскую лицензию.

Позже в России появилось понятие "ритуальные услуги", и оформлять лицензию стало проще. А четыре года назад лицензирование ритуальных услуг и вовсе отменили.

Родители Альвины отнеслись к идее коммерческого бальзамирования с пониманием. Бывшие одноклассники упали в обморок. Так появилось ООО "Уфалей", название которого означает разновидность мрамора, широко используемого в строительстве надгробных памятников.

Перегнать конкурентов

Руководство фирмой Альвина с самого начала взяла на себя. Наняла нескольких бальзамировщиков, на телефон посадила секретаршу, которая должна была принимать и распределять заказы. Бальзамирование происходило по старинке- на дому у клиентов. Тем не менее организованные в фирму бальзамировщики работали качественней, чем когда были кустарями. Ведь теперь они несли за свою работу юридическую ответственность, имели трудовую книжку и официальную зарплату. Но главное- теперь они уже были не сами по себе, а сотрудники фирмы, и портить имидж этой фирмы им не хотелось.

Главной сложностью в похоронном деле оказалась нестабильность: - Иногда по нескольку дней не было заказов, а иногда в один день столько, что мы не успевали их обслужить,- вспоминает Альвина.- Конечно, с каждым годом заказов становилось больше, но в целом смерть не подвластна никакой рекламе.

Очень быстро выявились две проблемы.

Во-первых, по-настоящему качественно сделать бальзамирование на дому было все-таки нельзя, это возможно только в морге. Вовторых, выяснилось, что зачастую родственникихотят отвезти тело в морг до похорон, а по закону в морге имеют право находиться только жертвы криминальных разборок и другие нуждающиеся во вскрытии и судебном освидетельствовании. Морги в СССР поэтому так и назывались - судебные. Других, по мнению руководства страны, не требовалось. И простому покойнику, не убитому и не покончившему жизнь самоубийством, попасть в морг было невозможно.

- Вы представляете, человек умирает и лежит в квартире еще несколько дней. А дома дети, и все это происходит у них на глазах. Хранить тело в домашних условиях вообще нельзя, нужен холодильник или специальный подвал. Со времен СССР у нас сохранилась такая практика, что когда человек умирает и его родственники умоляют работников судебного морга взять умершего на несколько дней, те или соглашаются за взятку, или вообще не соглашаются,- рассказала Альвина.- К тому же у нас в стране такие морги, что в них зачастую и покойника отправлять не хочется. Вот мы и решили создать такой морг, где тела не валяются в коридорах штабелями, где их не бросают из стороны в сторону пьяные санитары.

И тогда Альвина решила построить первый в России частный морг. Далее по плану был первый частный крематорий: - Ведь крематориев в стране тоже огромный дефицит. ВМоскве крематориев достаточно, поэтому мы решили строить крематорий севернее, ближе к Питеру.

В своем морге "Уфалей" задумал поставить холодильные камеры. Государственные морги в те времена зачастую обходились без холодильников. Да и сейчас во многих моргах умерших хранят по старинке- в подвалах на полках.

- В судебном морге в Балашихе, например, используют подвал,- рассказала Альвина.- Подвал охлаждается естественным путем и при благоприятных условиях температура там падает до ноля градусов.

А меньше и не надо - тело нельзя замораживать. Оно должно храниться при температуре +3-5 градусов. Наши холодильники тоже дают эту температуру. Кстати, как раз в таких условиях в высокогорных пещерах Индии ожидают воскрешения тысячи йогов. Считается, что именно при этой температуре тело сохраняется наилучшим образом.

Холодильные камеры стоили огромных, по меркам "Уфалея", денег. Возможно, Альвине и вовсе пришлось бы отказаться от этой идеи, но ей повезло - в Москве на тот момент уже существовала компания, которая покупала товары за границей и давала их развивающимся похоронным конторам в аренду с правом дальнейшего выкупа.

Альвина заказала две холодильные камеры итальянского производства, на десять мест каждая. Прошло много лет, прежде чем "Уфалей" смог выкупить холодильники в собственность.

Особенности национального похоронного бизнеса

Открыть морг было решено на территории Балашихинской районной больницы. Здесь как раз нашлось подходящее помещение.

Оно представляло собой полуразрушенный сгоревший склад ядохимикатов, расположенный в пяти метрах от городского судебного морга. В 1996 году "Уфалей" начал достраивать склад, и только через два года строительство было закончено.

Уже на стадии строительства фирма столкнулась с целым рядом проблем: - На такой малой площади, всего 176 кв. м, было очень трудно разместить и хранилище, и прощальный зал, и магазин похоронных принадлежностей, и комнату заказов, и комнату отдыха сотрудников.

При этом необходимо было очень хорошо продумать расположение этих помещений, чтобы родственники умерших, придя к нам, не попадали ненароком в хранилище. В итоге у нас получилось четыре отдельных входа,- рассказала Альвина.

Выяснилось, что в помещении должны находиться специальные обеззараживающие лампы, наличием которых сразу заинтересовалось контрольное управление. Разобравшись с контрольным управлением, "Уфалей" приступил к закупке похоронных принадлежностей.

Это мероприятие тоже вылилось для Альвины в целое приключение. Так, с первой партией гробов ее угораздило приобрести красивый импортный металлический гроб, за который Альвина, не задумываясь, отдала значительную сумму денег. Когда же гроб был привезен и выставлен на продажу, выяснилось, что в металлических гробах не хоронят, а только используют их для перевозки. В Балашихе же перевозить в металлическом гробу оказалось совершенно некого. Так и стоит гроб в "Уфалее" уже семь лет в качестве декоративной детали: - Курсы похоронных агентов у нас в России появились всего несколько лет назад,- вспоминает Альвина.- Теперь эти курсы закончили все мои сотрудники и я сама.

Атогда я даже не представляла, что вообще из похоронных принадлежностей нужно покупать и где.

В первую очередь, конечно, мы закупили гробы.

С ними была целая морока - вопервых, их нужно было на чем-то привозить. Вовторых, я не знала, какие нужны. Ведь гробы бывают православной формы или католической, но это не значит, что в католических гробах хоронят католиков.

Альвине предстояло выяснить, в каком случае гроб должен быть того или иного цвета, какие лучше берут и каким должен быть крест, чтобы он не развалился на кладбище через неделю: - Однажды у нас в городе стали говорить, что новые кресты на могилах попадали. Мы специально поехали на кладбище, чтобы посмотреть, не наши ли это кресты. Выяснилось, что, слава Богу, не наши. У тех, что попадали, оказывается, перекладины были не прибиты, а приклеены. С тех пор я очень внимательно смотрю, как сделаны похоронные принадлежности, которые мы закупаем.

Например, нельзя брать кресты, покрашенные вручную. Они самые дешевые, но краска с них быстро облетает. Я покупаю кресты только тех производителей, у которых есть своя сушка и которые красят их методом напыления. Тогда можно быть уверенным, что через месяц к тебе не придут жаловаться родственники.

Сейчас "Уфалею" стало намного проще, чем в 1998 году,- производителей похоронной продукции развелось столько, что они сами заваливают фирму своими предложениями. Предлагают бесплатную доставку.

Гробы, например, начали делать балашихинские предприниматели, и теперь их не нужно везти из Москвы.

За эти годы заметно расширился ассортимент товаров- как у "Уфалея", так и у других похоронных контор. Если раньше покрывала были исключительно белыми, то теперь их стали делать с церковной символикой, появился большой выбор одежды и обуви. Некоторые ритуальные фирмы открыли свои швейные мастерские, но в "Уфалее" решили, что для такого производства у них слишком маленький оборот. Решили также отказаться от своего автобусного парка: - Если нам еще и швейную мастерскую, и свой автобусный парк держать, то тогда мы точно разоримся,- решилаАльвина.

От строительства крематория тоже пришлось отказаться- особенной прибыли у "Уфалея" не было, а крематорий требовал больших финансовых вложений.

По словам Альвины, рассказы о золотых горах в похоронном деле сильно преувеличены. Большинство похоронных контор, особенно в провинции, влачат жалкое существование. Но не только бедность мешает этому виду услуг выйти на качественно новый уровень: - Менталитет нашего народа очень сложен, и поэтому у нас в России никогда не будет такого сервиса, как в Европе. Русскому человеку какую зарплату ни заплати, хоть миллион, но если вдруг ему что-то не понравится, или он устанет, или ему покажется, что его оскорбили,- все, сразу развернется и уйдет. Вон, посмотрите, у нас во дворе мужчина машину чинит. Это наш водитель.

У нас перевозка сломалась, и одновременно у него сломались "Жигули". Так вот он пока свои "Жигули" не починит, ни за что за перевозку не возьмется. С женщинами проще.

Если бы в нашем деле не нужна была мужская сила, я бы брала на работу одних женщин. А так стараюсь брать половину женщин, половину мужчин.

Почему частных моргов больше нет

Балашиха стала первым городом, где открылся частный морг. Он так и остался единственным частным моргом на всю страну. Иметь собственное хранилище оказалось невыгодно. Да и как это может быть выгодно, если за хранение "Уфалей" не берет с клиентов ни копейки? - Мы берем деньги только за услуги- бальзамирование, макияж, продаем похоронную атрибутику,- рассказала Альвина.- Морг - это только для привлечения клиентов, чтобы люди про нас знали, чтобы обращались к нам. У нас есть огромное преимущество - мы можем сделать все не на дому, а у себя в специальном зале. Имеется и прощальный зал, где стоят иконы и происходит отпевание. Когда привозят мусульман, мывыдаем родственникам специальную одежду и обувь, и они сами в нашем зале обмывают тело. Ведь по их законам к покойнику не должны прикасаться посторонние люди. С евреями другая проблема - они непременно хотят быть похороненными на еврейском кладбище. И тогда нашим агентам приходится ехать в Москву и там договариваться.

До недавних пор, можно сказать, фирма процветала- настолько, насколько может процветать похоронная контора, ориентированная на небольшой подмосковный городок. Но в один прекрасный день в городском судебном морге, расположенном всего в пяти метрах от "Уфалея", поселился конкурент - московская компания "Горбрус": - Они начали позже, чем мы,- вспоминает Альвина.- Но очень быстро раскрутились, ведь в Москве совсем другие объемы.

С тех пор как они появились в Балашихе, мы не развиваемся, а выживаем. "Горбрусу" присвоили звание городской специализированной похоронной службы. Теперь они заявляют, что мы частники, что у нас все дороже. И люди идут к ним, не задумываясь, что "Горбрус" тоже такие же частники.

Понятие "государственный" в похоронной сфере почему-то оказалось знаком качества и признаком дешевизны. Между частным моргом и его городским собратом не могло не возникнуть конкурентной борьбы, и в этой борьбе "Уфалей" терпит поражение. Сейчас у фирмы мало клиентов, и Альвина решила перенести часть бизнеса в другой город. Но полностью сворачивать бизнес в Балашихе Альвина пока не собирается: - Через месяц заработает наш второй морг, куда мы поставим одну из холодильных камер, все равно нашему балашихинскому отделению хватает одной,- говорит Альвина.- Но куда переезжаем, пока не скажу. Нельзя рассказывать раньше времени. Я суеверная.

Есть желание обсудить эту статью с посетителями сайта CreateBrand? Напишите комментарий к этой статье!

»

Добавление комментария

Ваше имя (Ник)*
Ваш e-mail*
Комментарий

Введите цифры с изображения*

Все права защищены
© 2004, CreateBrand.ru

Проект компании Rezonans.Ru

Добавить новость | Добавить семинар | Добавить тендер | Услуги | Реклама на сайте

Новости | Семинары | Смотри | Юмор | Библиотека | Интервью | Тендеры | Голосование | Авторы | О проекте | Партнеры | Услуги

Рейтинг@Mail.ru